Е.Орлов о ситуации с лицензированием в ДНР

Evgeniy-Orlov-1.jpg

В 2015 году мы приняли закон о лицензировании и ориентировались на то, что общая мировая практика – это сокращение кол-ва лицензируемых видов деятельности. Но, ввиду неурегулированности многих сфер и противоречий в подзаконных актах, многие министерства видят спасение в расширении перечня лицензируемых видов деятельности. Тем самым они получают дополнительный инструментарий для влияния на данную сферу.

Что касается конкретной правки по лицензированию риэлтерской деятельности – инициатива была от Минюста. Фактически оно и является профильным по данному виду деятельности и на него будут возложены все функции по проведению лицензирования: по выписке подзаконных актов, требований и так далее.

Что касается комитета по промышленности и торговли, мы исходили из того, что очень много было упущено. В том числе и в сфере регистрации вещных прав и реестра недвижимого имущества. Соответственно мы столкнулись с тем, что многие процессы, происходящие здесь, достаточно негативные.

Сейчас достаточно сложно отличить риелтора от мошенника. Бесспорно, есть риелторы с репутацией, которые довольно качественно выполняют свою работу. Но, к сожалению, в этой неразберихе возникают негативные тенденции. Министерство юстиции говорит, что без лицензирования справится с этими тенденциями будет сложно.

В ходе рассмотрения мы приглашали представителей Минюста, так как мы знаем, что Совет Министров утверждает постановления, которые детализируют какие-то моменты в лицензировании.

Что касается моих и не только моих опасений: министерство юстиции в последнее время на слуху из-за коррупционных скандалов. Если помните – сначала в БТИ, потом Регистрационная палата. Эти институции подведомственны Минюсту, соответственно за них несет ответственность и сам министр юстиции. В связи с этим, я думаю, что лицензирование риэлтерской деятельности – это серьезный шаг, и в то же время, в свете последних событий, носит корупциогенный характер.

На сегодняшний день лицензирование в нашей Республике проходит с большим скрипом. Можно вспомнить лицензирование заправок.

Напомню, что Закон «О лицензировании» был принят еще в 2015 году, но до сих пор Совет Министров не удосужился принять необходимый подзаконный акт, который позволял бы лицензиатам получать лицензию на данный вид деятельности. И возникает такая ситуация, что на данный момент ни 1 заправка в ДНР не работает в правовом поле. То есть – это и потери бюджета, и большой вопрос: каким же образом 2 года бизнес существует.

Теперь мы получим дополнительный вид лицензирования, который будет проводить Министерство юстиции. Естественно возникнет определенная неразбериха на начальном этапе, потому что провести быстро этот процесс будет невозможно. Поэтому на определенном этапе рынок будет лихорадить, потому что фактически деятельностью имеют права заниматься только лицензионные риелторы, а их просто не будет.

Как можно получить лицензию? Я думаю, что даже Минюст на сегодняшний день не ответит, потому что соответствующие подзаконные НПА не приняты, процедура не прописана, требования не прописаны. Поэтому я и говорю о том, что на определенном этапе мы получим хаос на рынке. Надеюсь, все эти негативные вещи в конечном итоге уйдут в прошлое, и мы получим положительный эффект.

Я призываю министра уделить этому внимание, потому что возникает социальное напряжение из-за того, что многие министерства выступают за расширения списка лицензированных видов деятельности. Как мне кажется, это необходимо делать только тогда, когда уже отработаны те виды деятельности, которые записаны в тексте закона. Поэтому хотелось бы повысить качество управляемости процесса, и создать, в определённой мере, комфортные условия для работы риелторов.

Очевидно, что само по себе, для риэлтерской среды, это нововведение будет воспринято негативно. То есть, люди работали определенный период времени, а теперь им говорят: «необходимо дополнительный условный ряд документов, дополнительные траты». А это опять-таки траты и это скажется на стоимости услуг риелторов. Как следствие они будут терять потребителя, потому что в сфере купли-продажи — это простые жители ДНР.

Хотелось бы, чтобы в Минюсте обратили внимание на все эти моменты и руководствовались не только свои желанием что-то регулировать, но и конечным эффектом, общим эффектом для всех граждан ДНР.

Если посмотреть на опыт РФ, там есть саморегулирующиеся организации. Вообще Россия пошла по пути саморегулирующихся организаций. Сообщества, которые внутри себя контролируют собственную среду с помощью специальных механизмов, в том числе и этических норм,  внутренних документов и требований. Так было с адвокатским сообществом, так же выглядит ситуация с риэлтерской деятельностью.

В нашем случае, мы не пошли по пути развития аналогичных институтов, которые есть в РФ. Мы пошли по пути жесткого регулирования со стороны государства и контроля государством.

Я напомню, что это продолжения политики Минюста, которое отказалось от саморегулирующихся организаций адвокатского и нотариального сообществ. И теперь они выступают за то, чтобы и в сфере риэлтерской деятельности ввести жесткий государственный контроль.

В цивилизованном мире под лицензирование попадают те виды деятельности, которые требуют дополнительного контроля со стороны государства, НПА, требований и т.д. Чаще всего это связано с опасными производствами — для жизни, либо для общественной безопасности. Но по сути Минюст прировняло риэлтерскую деятельность к каким-то особо опасным видам общественной деятельности. Опять же связывая это с тем, что на этом рынке существуют мошеннические предприятия и якобы, насколько я понимаю, двух законов – УК и  УПК, и всего остального законодательства недостаточно для пресечения противоправных действий.

В целом это такая тенденция, когда у нас Государственный контроль намного жестче, чем в РФ. У нас спектр лицензированных видов деятельности очень широкий, такого нет ни у кого из ближайших стран. Более того, это заслуга, в том числе, Народного Совета, что этот перечень разросся до 100-150. Поэтому многие инициативы, которые совершенно выходят за всякие рамки, комитеты НС блокируют.

Мы пытаемся остановить этот вал инициатив исполнительных органов власти по лицензированию всего, всех и вся.

На сегодняшний день мы имеем ситуацию, и я сейчас говорю не только за лицензирование, когда вполне вменяемые проекты постановлений, которые должны готовить профильные органы власти и утверждаться Советом Министров, лежат год-полтора в ящиках и ждут своей череды.